Виртуальная открытая энциклопедия

"Люди в истории России"

 Кузьма Минин

 

 
     В годину тяжкого испытания, каковым, несомненно, стало для нашей страны Смутное время, на исторической сцене явились новые герои, сумевшие остановить нашествие врага и спасти гибнущее Отечество. О некоторых из них мы уже рассказывали в рубрике "Созидатели". Еще об одном - нижегородском земском старосте Кузьме Миниче Минине (по деду - Анкудинове), безусловно, слышали и знают многие, однако повесть его жизни содержит любопытные факты, малоизвестные большинству наших сограждан.
     Кузьма Минин прославился в решающий, переломный момент Смутного времени как организатор и один из руководителей (вместе с князем Дмитрием Пожарским) Второго земского ополчения, формировавшегося сначала в Нижнем Новгороде, а затем в Ярославле. Собравшиеся под знаменами Минина и Пожарского ополченцы сумели очистить Московское государство от терзавших его врагов внешних и внутренних, восстановили законность и порядок в русских пределах. 

Над бездной 

     Отец нашего героя звался Мина Анкудинов (фамилий у посадских, уездных и большей части служилых людей тогда не было, но уважительное обращение к ним подразумевало упоминание имени или прозвища отца, а иногда и деда; в соответствии с обычаем того времени Кузьму Минина правильнее было бы величать Кузьма Минин сын Анкудинов). Мина владел соляными варницами в Балахне, небольшом городке на Волге в окрестностях Нижнего Новгорода. Несомненно, это был очень состоятельный человек, которому, помимо соляных варниц, принадлежали три деревни, торговые лавки, несколько городских и пригородных домов. В делах и промыслах ему помогали дети. Вместе с отцом и братьями Кузьма Минин был совладельцем обогатившей их семью соляной шахты, другого движимого и недвижимого имущества. По преданию Минин был крещен в Никольской церкви, сохранившейся в Балахне до наших дней.
     В самом конце XVI столетия состарившийся Мина Анкудинов ушел в монастырь. Выросшие и возмужавшие дети поделили доставшееся им в наследство имущество. Вскоре после этого, покинув родную Балахну, Кузьма Минин перебрался в Нижний Новгород, завел на посаде лавку и занялся мясной торговлей. Дела его шли успешно, богатство продолжало прибывать, подрастал сын Нефед. Однако Отечество переживало трудное время – после ряда неурожайных лет во многих уездах Московского государства разразился великий голод ("гладомор", как называют его некоторые историки). Началась Смута, страну наводнили войска самозванцев и поддерживавших их поляков. Вскоре враги вступили и в Поволжье, и нашему герою пришлось в первый раз оставить мирный труд, чтобы защитить родную землю. В 1608-1610 годах в составе местного городского ополчения он участвовал в боях с появившимися в Арзамаском уезде сторонниками Лжедмитрия II. В ходе этих столкновений нижегородцам посчастливилось разбить отряды Тушинского Вора и очистить от них свой край. Однако обстановка в стране продолжала оставаться тревожной. Полякам удалось разбить войска царя Василия Шуйского у села Клушино и занять западные пределы Русского государства.
     Затем, с помощью низкого предательства некоторых из бояр, провозгласивших русским государем польского королевича Владислава, они захватили Москву.
     В ту тяжелую пору против донельзя осмелевших врагов выступили два выдающихся россиянина – патриарх Гермоген, проклявший всех приспешников поляков, и рязанский воевода Прокопий Ляпунов, собравший Первое ополчение и возглавивший в начале 1611 года освободительный поход к Москве. На первых порах в составе этой земской рати действовал и нижегородский отряд, в котором, по некоторым сведениям, находился и Кузьма Минин. Ополчение одержало ряд важных побед, блокировав поляков в Кремле и Китай-городе, но вскоре обстановка у стен Москвы изменилась. Это произошло летом 1611 года, когда полякам, устрашившимся неизбежной мести за бесчинства в Русской земле, удалось, использовав интригу и обман, натравить на Прокопия Ляпунова казаков-ополченцев, жестоко расправившихся с вождем Первого ополчения.
     После гибели Ляпунова стало быстро распадаться и собравшееся у стен столицы народное войско. По домам разошлись почти все служилые люди из северных и поволжских городов. Под Москвой в так называемых "таборах" остались лишь казаки атамана Ивана Заруцкого и немногочисленный дворянский полк воеводы Дмитрия Трубецкого. Они не только не могли уже одолеть врага, скрывавшегося за крепкими кремлевскими и китайгородскими стенами, но и не способны были нанести ему сколько-нибудь значительный урон. В опустошенной и обезлюдевшей стране не осталось, казалось, больше силы, могущей победить многочисленные польские и шведские войска, захватившие многие русские города и уезды. Не было, казалось, и человека, способного поднять на борьбу последних, оставшихся верными своей родине, людей. 

Точка опоры

    Но, вопреки всему, нашлись в измученном народе и силы, и люди, и желание побороть обрушившиеся на Россию напасти. А пробудил эти силы, ободрил верных Отчизне людей Кузьма Минин. Не понаслышке зная о тяжелом состоянии земского дела, - сам он, как уже говорилось выше, простым ратником, откликнувшись на призыв Ляпунова, ходил под Москву в отряде нижегородского воеводы Андрея Алябьева, - Минин тяжело переживал распад и гибель великой страны. И не случайно именно ему трижды являлся во сне Святой Сергий Радонежский, побуждая обратиться с призывным словом к землякам, жителям Нижнего Новгорода, последнего из больших городов Московского государства, не захваченных врагами или русскими "ворами". В начале октября 1611 года Минин, сначала в земской избе, а потом и на торговой площади города призвал нижегородцев собрать и снарядить всенародную рать, способную освободить захваченную поляками Москву и очистить от них Русскую землю. По совету Минина возглавить новое ополчение был приглашен живший тогда в Суздальском уезде воевода Дмитрий Пожарский. Согласившись принять начальство, князь попросил дать ему помощника, сказав: "Есть у вас Кузьма Минин, бывал он человек служилый, ему это дело за обычай". Так, вместе с Дмитрием Пожарским, мужественный нижегородец, сложивший с себя обязанности земского старосты, стал во главе собиравшейся на Волге народной рати. Казначейскими делами его обязанности не исчерпывались.
     Готовясь к военным действиям, решено было поставить Кузьму Минина во главе Засадного полка.
     В поход земское войско выступило 5-10 марта 1612 года. Первым городом на пути нижегородских полков стала Балахна – родина Минина; затем рать двинулась к Ярославлю, крупному верхневолжскому городу, ставшему местом окончательного сосредоточения сил Второго ополчения. Там было создано земское правительство, приказы, Денежный двор. В организации этих учреждений видна опытная и деловая рука Минина, стремившегося воссоздать привычный порядок управления государством. В Ярославле вожди земского войска готовились к продолжению похода к Москве - собирали продовольствие, фураж и другие припасы, необходимые для насущных нужд рати, превратившейся в настоящую армию. Прослышав о великом замысле, в соседних уездах формировались и обучались новые отряды, которые спешили затем в Ярославль и присоединялись к войску Пожарского и Минина.
     Вскоре в Ярославле узнали о прибытии в Россию нового польского войска под командованием гетмана Ходкевича, намеревавшегося разбить земские отряды и установить контроль над всей территорией Русского государства. Допустить этого было нельзя, и 27 июля 1612 года основные силы земского войска во главе с Мининым и Пожарским выступили к Москве. 

Победа

     Первое столкновение с войском Ходкевича произошло в конце августа 1612 года. Подойдя к занятой врагом столице, ополченцы вынуждены были вступить в битву с гетманской армией, спешившей на помощь полякам, находившимся в Москве. В разгар сражения по просьбе Кузьмы Минина князь Пожарский выделил ему лучших ратников – три дворянские сотни. Вплавь преодолев Москву-реку, отряд Минина неожиданно обрушился на две литовские роты, поставленные гетманом у Крымского двора. Разбитые литовцы в панике кинулись бежать, не останавливаясь до самого лагеря Ходкевича. Пешие русские ратники увидели бегство неприятеля, соединились с отрядом Минина и преследовали поляков до самого гетманского стана. Здесь и произошёл отчаянный бой. Неприятель не смог выдержать дружного натиска москвитян, потеряв на месте до 500 человек. Опасаясь полного разгрома, Ходкевич вынужден был оставить свой укрепленный лагерь и отступил к Донскому монастырю, а затем ушел на Воробьевы горы. Атаковать ополченские рати он не решился и через два дня отступил к Смоленску. Оставшийся в окружении польский гарнизон Москвы оказался в безнадежном положении, но упорно продолжал удерживать Китай-город и Кремль.
     Лишь 26 октября 1612 года, после продолжительной осады, истомленные голодом, поляки сдались на милость ополченских воевод. Примечательно, что капитуляцию остатков вражеского гарнизона принимал именно Кузьма Минин.
     Одержанная при его участии победа имела огромное значение. Россия была спасена и очищена от иноземных войск и разбойничьих шаек. Предстояло наладить в столице нормальную жизнь, сохранить то немногое из царского достояния, что уцелело от разграбления врагом. Необходимо было найти хотя бы часть расхищенного поляками и их приспешниками. Это важное дело было поручено Кузьме Минину, сумевшему отыскать многие сокровища, спрятанные врагами в самых укромных уголках Кремля. Кроме того, он ведал доставкой в Москву необходимых припасов и сумел подготовиться к достойной встрече Михаила Федоровича Романова, избранного государем на земском соборе в феврале 1613 года.
     Новый русский царь воздал должное трудам и подвигам Минина. Во время своего венчания на царство 12 июля 1613 года он пожаловал Кузьму Минина чином думного дворянина с денежным окладом в 200 рублей, домом напротив Спасо-Преображенского собора в Нижнем Новгороде, а позже и вотчиной - селом Богородицким в родном Нижегородском уезде. Царь в жалованной грамоте благодарил великого гражданина за то, что "он с боярами, воеводами и ратными людьми пришёл под Москву и Московское государство очистил".
     Умер Кузьма Минин в начале 1616 года в пожалованном ему царем доме. Все его имущество указом царя Михаила Федоровича было оставлено вдове Татьяне Семеновне и сыну Нефеду, получившему придворный чин стряпчего. Тело Минина погребли в нижегородском Спасо-Преображенском соборе. В 1929 году после сноса собора прах народного героя перенесли в местный краеведческий музей. Хорошо, что еще не уничтожили. Не стоит забывать, что в то окаянное время подвиг Минина и Пожарского отвергался коммунистами-интернационалистами, а сами спасители Отечества всячески поносились. Достаточно вспомнить приснопамятного комсомольского поэта Джека Алтаузена, изрыгнувшего такие строки:
     
     Я предлагаю Минина расплавить.
     Пожарского. Зачем им пьедестал?
     Довольно нам двух лавочников славить.
     Их за прилавками Октябрь застал.
     Случайно им мы не свернули шею.
     Им это было бы под стать.
     Подумаешь, они спасли Расею.
     А может, лучше было б не спасать?
     
     В музее останки Кузьмы Минина хранились до 1962 года, когда их разрешили перезахоронить в Михайлово-Архангельском соборе, расположенном на территории Нижегородского кремля.
     Надгробную плиту спасителя Отечества украсила скромная надпись: "Кузьма Минин. Скончался в 1616 г.".
     Кузьму Минина и князя Дмитрия Пожарского следует почитать как одних из самых видных созидателей русской государственности. Ибо именно они на руинах павшей в Смутное время державы Рюриковичей начали воздвигать новую русскую державу, державу Романовых, возобновивших, казалось бы, старую властную конструкцию, но постепенно начавших модернизировать ее, используя опыт развития европейских стран. Особенно заметно это стало при Петре I, критически относившимся ко многим отжившим, как он считал, традициям, но необычайно высоко ценившим подвиг Кузьмы Минина. Так, оказавшись 30 мая 1722 года в Нижнем Новгороде, Петр I нашел время посетить Спасо-Преображенский собор и, до земли поклонившись гробнице Кузьмы Минина, первый русский император воскликнул: "Вот истинный избавитель Отечества!".